Daily Archives: 4 Jul 2010

Разное восприятие времени

У нас дома работает строительная бригада – ребята из одного сельского района Бухарской области. Хорошие, добросовестные ребята. Но несколько раз заметил, что нам трудно понять друг друга в плане времени: у меня и у них совсем другое представление о времени, ощущение времени. Им странно, что я все время хочу предельной точности во всем («конкретно когда это будет выполнено, во сколько начнем или закончим какую-то работу или поедем за стройматериалами?», и т.п.), а мне не по себе, когда они все время указывают какое-то аморфное время («ну, эту работу начнем завтра, а может послезавтра или через день другой, поедем за стройматериалами где-то после обеда, если получится, но посмотрим», и т.п.). В общем, я понимаю, имеет место не только известный феномен разного восприятия времени в различных культурах, но и в рамках одной национальной культуры.

Двуязычное писательство и писательство не на родном языке

Много говорят о благе знания нескольких языков. Но относительно литературного творчества тут много вопросов. Не совсем понятно, обогащает ли дополнительный язык (или языки) основной, как правило, родной язык писателя. Или другой вопрос: может ли человек в принципе стать блестящим писателем не на родном языке? А какой у него может быть язык, если он воспитывается в одной культурной среде, но учится в иноязычной школе? Все возможные ответы вызывают новые вопросы.

Очень немногие писатели смогли создать выдающиеся произведения не на родном языке. В этом отношении прежде всего вспоминается Владимир Набоков, ставший классиком не только русской, но и английской литературы. Хотя, стоит отметить, Набоков с рождения воспитывался в многоязычной среде и, насколько я помню, с младенческого возраста у него была гувернантка-англичанка. Были и другие хорошие писатели, писавшие на двух языках, но по уровню двуязычного литературного мастерства вряд ли кого-нибудь можно поставить рядом с Набоковым.

Иосиф Бродский после эмиграции начал писать замечательные эссе на английском языке, но этот язык так и не стал для него языком поэзии.

Поляк Юзеф Коженевский, будучи матросом на французском торговом судне, стал учить английский язык. Ему тогда было 17. Впоследствии он, как Джозеф Конрад, был признан одним из лучших стилистов, писавших на английском языке. Оказывается, этот классик английской литературы стремился больше проводить время во Франции, нежели в Англии, поскольку это давало ему возможность меньше комплексоваться по поводу своего плохого устного английского. Разговаривая по-английски, он особенно переживал из-за сильного польского акцента, от которого так и не смог избавится.

Румын Эмиль Чоран учился в немецком университете и довольно долго писал на румынском. Но переехав во Францию он через некоторое время полностью переключился на французский язык и превратился в выдающегося франкоязычного философа, писателя и эссеиста, признанного стилиста, пишущего на французском языке. Уровень устного французского Чорана был весьма далек от его письменного, и он часто замечал это. Но Чоран особо не комплексовался по этому поводу, порой лишь надсмехался над собой.

В общем, интересная темя для исследования – двуязычное писательство, или писательство не на родном языке.