Рассказ о благотворительности

В начале девяностых годов прошлого века я недели две прожил в доме одной своей знакомой в Нью-Йорке. Она была благочестивой и довольно состоятельной женщиной предпенсионного возраста и работала в крупной компании управленческим консультантом. Она рассказала, что каждое воскресенье вместе со своими приятелями занимается благотворительностью и пригласила меня присоединиться к ним. Я с удовольствием согласился.

Встав рано и выпив, как было принято в этом доме, вместо завтрака по стакану апельсинового сока, мы выехали из дома в семь. Приехали в какое-то здание в пригороде Нью-Йорка. Около восьми утра нас, добровольцев, собралось человек двенадцать. Судя по внешности и манерам, это были люди с достатком. Добровольная помощь нуждающимся считается благородным делом и довольно широко распространена среди американцев со средним и более высоким доходом.

Нашей задачей было накормить бездомных, безработных и всех нуждающихся бесплатным воскресным обедом. Начали с уборки помещения, похожего на спортивный зал. Затем привезли столы и стулья, кухонные и столовые принадлежности, еду. Мы работали усердно, без перерыва, без лишних разговоров. Всех сближало ощущение высокой миссии. Единственной моей проблемой было то, что я проголодался.

Часам к двенадцати приготовления завершились. У здания стали выстраиваться в очередь те, кому предназначалась еда. Многие из них были одеты в лохмотья и выглядели, мягко говоря, неважно. Судя по всему, эти люди приходили сюда каждое воскресенье.

Наконец в двенадцать тридцать мы запустили первую партию в помещение. Наши клиенты садились за столы, а мы приносили им на подносах еду, напитки и десерт. Качество еды, похоже, было приличное, по крайней мере я, испытывая все возрастающее чувство голода, не отказался бы попробовать то, что раздавал. Но увы, нам было не до этого: люди шли и шли, и их еле успевали обслуживать.

Было ровно два часа, когда я все-таки решил обратиться к одному парню — китайцу или корейцу американского происхождения, с которым уже успел переброситься парой слов:

– Давай мы тоже пообедаем, а то я сильно проголодался!

До сих пор помню тот жесткий и уничижительный взгляд, которым я был удостоен за свои слова.

– Мы сюда пришли не для того, чтобы есть, а для того, чтобы накормить нуждающихся! — услышал я. Мой собеседник вдруг напомнил мне красного комиссара времен великого голода. Эх, если бы он знал, что я тогда нуждался в обеде не меньше тех, кого мы кормили!

Что поделаешь, благотворительность — так благотворительность. И я, несмотря на все растущий голод и усталость, продолжил свои героические усилия по разносу пищи.

– Эй, сюда! Давай мне еще одну порцию бифштекса, да побольше картошки! — крикнул мне один бездомный в рваном свитере, вытирая свои сопли.

Не успел я принести спецзаказ, как тут же услышал другой возглас, обращенный ко мне:

– Кофе! Быстро! — какой-то бородатый старик в грязной кепке требовал добавки, еще не допив свой кофе в бумажном стакане.

Я сам ужасно хотел кофе, но, подавив свои чувства, побежал исполнять желание клиента.

Было три часа, когда я не вытерпел: взяв в руки поднос, я решительно подошел к раздаче и попросил еду для себя.

– А у нас ничего не осталось, — раздалось в ответ.

Клиенты разошлись, и мы стали убирать помещение, выносить мусор и отправлять обратно привезенные столы, стулья и другие вещи. К пяти часам вечера работа была завершена. Посмотрев на коллег-волонтеров, я заметил, что они были довольны, шутили, смеялись. По традиции, они собирались идти в ресторан и пригласили меня присоединиться. Я усомнился, что это мне будет по карману, но на всякий случай спросил, что за ресторан. Услышав название, я понял, что речь идет о дорогом нью-йоркском ресторане, где ужин обошелся бы мне минимум в сто долларов.

– Эх, как жаль, что у меня назначена встреча в другом месте, а то ведь я давно хотел побывать там, — заверил я своих новых приятелей.

Они, со своей стороны, высказали сожаление и надежду увидеть меня в следующее воскресенье.

Доехав до центра Нью-Йорка, мы сердечно попрощались: они двинулись в сторону ресторана, а я — к ближайшему киоску, чтобы купить на доллар пакет картофельных чипсов на ужин.

Тогда мне казалось, что среди всех персонажей этой истории я оказался самым невезучим: бездомные получили качественный бесплатный обед, состоятельные добровольцы — свое удовлетворение от общественно-полезной деятельности, ощущения исполненного долга и последовавшего за тем совместного ужина в эксклюзивном ресторане, а я, хотя и узнал любопытный для меня аспект американской жизни, чертовски устал от не шибко интересного труда в течение целого дня, да и замучился от голода. Однако теперь, по прошествии времени, я считаю, что тогда мне очень повезло: я понимаю, что действительно помогал нуждающимся. Конечно, было бы лучше, если бы в той ситуации я смог проявить большую терпимость и меньшую раздражительность, восприняв ее как отличный шанс для саморазвития, тренировки внутренней дисциплины и духовного роста. Но ведь жизнь не прекращает предоставлять каждому человеку шансы для самосовершенствования. Как говорил Ницше, то, что не убивает нас, делает нас сильнее. По крайней мере, может сделать…

С и т у а ц и о н н о е о з а р е н и е: каждый эпизод прожитой жизни содержит в себе урок, который можно осмыслять в течение всей последующей жизни.

Из книги: Алишер Файзуллаев. «Как держава с державой. Политика межличностных отношений». М: Смысл, 2011, с. 8-10.

One comment

  1. Благотворительность – одна из великих реалий американской жизни. Мне тоже довелось принимать участие в этих мероприятиях, направленных на подготовку бесплатных обедов для людей с низким доходом, less fortunate, как говорят сами американцы про них. Во Флориде есть организация Boca Helping Hands, которая организует не только бесплатные обеды, но и пакеты с продуктами, где можно найти и мясо, и молочные продукты, и фрукты с овощами, и консервы, и хлебные изделия. С нашей работы еженедельно отправляли сюда волонтёров, которые готовили бутерброды, пакеты с продуктами, а когда начиналось время обеда, то и обслуживали едоков. Мне нравится система, как люди получают эти пайки. Нужно ввести в компьютер всю информацию о себе, своих доходах. Если в семье двое взрослых, то дважды в месяц можно получать пакеты с едой. А обедать здесь может любой человек, независимо от его дохода. Спрашивают лишь, откуда он, из какого городка – postal index. Обед содержит первое блюдо – суп, салат, второе блюдо – мясное, десерт и фрукты, сок или молоко. Можно получить сэндвич с мясом или с арахисовым маслом. Мне импонирует серьёзное отношение американцев к благотворительности. Продукты поступают не только от частных лиц, но и крупных магазинов. Правда, среди продуктов можно встретить и expired ones, то есть у которых истёк срок хранения. Это по принципу – на тебе Боже, что мне негоже. Но обеды, как правило, готовятся из свежих продуктов. Люди стоят на улице в очереди, их запускают внутрь партиями – никакой давки там нет. Правда, на всякий случай дежурит полицейский. Нужно отметить, что волонтёры получают справку о том, что являются благотворителями, что облегчает им платить налоги.

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s