Ветросплетение

  © Алишер Файз
            
  ВЕТРОСПЛЕТЕНИЕ

             Буря по имени Боря родилась от недолговечного союза штиля Педро с ураганом Маргарита. Из-за некоторых дефектов рождения Боря с самого начала сталкивался с ограничениями в своем движении. Он чрезмерно зависел от перепадов давления воздуха, все время наталкивался на препятствия, по частям попадал в очевидные капканы, то есть в закрытые помещения. Тем не менее у него было куда больше свободы перемещения, чем у многих других молодых ветров-сорвиголов. Главное, он мог неожиданно подуть, это передалось ему генетически от мамы.

            В свое время отец и мать Бори познакомились случайно, когда Маргарита неожиданно залетела в чужие края и, надышавшись местной влаги, бушевала там целые сутки. Потом она исчезла, а его сослали в Тайгу, и он на старости лет превратился в таежный ветер. Как говорится, с ветра пришло, на ветер и пошло. Злые языки утверждали, что в ссылке Педро все время выл, даже пробовал бушевать, вспоминая свою теплую молодость и скучая по сыну и жене. Маргарита же, родив могучего сына, заболела духотой и превратилась в теплый поток. Большой ветер не стал ее трогать, по большей части предоставляя возможность действовать в летнюю жару. Она так и зачахла, немножко не дожив до заслуженной пенсии, которую мечтала провести в Сибири. А между тем сын Борис полностью оторвался от родных мест и скитался в далеких краях.  

            О существовании Большого ветра все лишь догадывались. Одни считали, что он вбирает в себя все отдельные ветры, но другие не соглашались с этим, доказывая свою независимость. Как бы там ни было, многие ветры интуитивно старались держать нос по Большому ветру и не идти против него. Антагонизм с ним ни к чему хорошему не приводил. Большой ветер являлся глобальной силой и действовал повсюду.

            Малых ветров имелось превеликое множество. Их можно было встретить везде, они двигались в любых направлениях, устраивали между собой гонки, сталкивались лбами – словом, юная поросль. Со стороны могло показаться, что мелкие ветры шалят от безделья, но на самом деле они, в основном, следовали своему предназначению и занимались рутинным и зачастую тяжким трудом. Никто толком не знал, какова продолжительность жизни ветра. Некоторые полагали, что порыв и есть его короткая жизнь, однако, по мнению других, затихая, ветер лишь теряет сознание, но не умирает. Знаменитый ученый ветер профессор Штормис выдвинул теорию о том, что жизнь ветра полностью кончается лишь тогда, когда он совсем перестает дуть. Впрочем, исследователи так и не выяснили на экспериментальном уровне, что из себя представляет это «совсем».

            Боря был бойким и сильным, но все же изменчивым ветром. Он не бросал ни денег, ни слов на ветер, звезд с неба не хватал, хотя по большому счету имел типичный ветреный нрав. На работу обычно выходил поздно вечером и нередко шнырял ночь напролет. А с рассветом возвращался и засыпал. Он не любил работать при дожде и снеге, считая такой труд физическим, и завидовал тем, кому доставался райский участок, хотя и солнцепек имел свои минусы. Единственное, что удерживало Бориса в ночной смене, – это его аллергия ко всякого рода запахам. Днем, особенно в зной, зловоние становилось невыносимым. Но что поделаешь, думал он, аллергия – удел многих ветров, даже самых молодых и еще во что-то верящих.

            Режим работы зависел и от сезона. В Восточной Европе, где в основном проносился Боря, пик приходился на весну и осень. Приходилось напрягаться, чтобы гнать стада бараньих облаков, рассеивать или сгонять тучи, что заведомо означало промокнуть до нитки. Особенно сложно приходилось ветру при ударе молнии, перепаде давления, вспышке радиации, разрастании озоновых дыр и, конечно же, температурных изменениях. Несколько раз Боря подавал заявление на перемещение в Западную Европу, но регулярно отказывали, ссылаясь на специализацию. Иной раз ему хотелось сбежать куда-нибудь подальше, в Юго-Восточную Азию, или хоть в центр Атлантики, где царствовали местные царьки – тайфуны и смерчи. Но долг есть долг, и Боря оставался все в том же, уже изученном до мельчайших деталей пространстве. Тем паче, что ветры ревностно относятся к вторжению чужаков на контролируемые ими территории. И еще один фактор удерживал Борю в родных краях: в связи с глобальным климатическим кризисом безработица среди ветров резко подскочила, и в развитых пространствах усилились отрицательные настроения по отношению к приезжим. Недавно в тех местах на демонстрацию против иммиграционной политики властей вышли не только всякого рода левые и правые шквалы и вихри, но и многие штормовые ветры и просто ветришки. 

            Жизнь шла и шла и, вероятно, так бы и дошла до обычного конца, не повстречай Боря Розу. Незримая для посторонних, она служила по санитарной части, проникая в затхлые и удушливые помещения, устраивая сквознячки и освежая там воздух. Занималась Роза также деревьями, цветами и прочей флорой. Временами же подключалась к более мощным ветрам, кружась с ними вокруг листьев, крон, стволов, касаясь, обхаживая, а то и слегка журя их за черствость. Роза была мягкой и сердобольной девушкой. Частенько она якобы не замечала иную хилую ветку или почти опавший лепесток, щадила ветхий кустик, облетала старых стрекоз. Будучи легким, но не легкомысленным ветерком, она всюду была желанной. Роза жила одна и втайне мечтала найти достойного спутника жизни. Но куда там, разве легко найти подходящего парня среди нынешних ветров? У них, казалось ей, лишь ветер в голове гуляет. Подружки несколько раз пытались знакомить ее с молодыми и интересными ветрами, но Розе они не пришлись по душе. Одни были слишком холодными, другие – чрезмерно резкими или горячими. Ее безуспешно пытались сватать за каких-то ветрищ, ветров с моря и берега и даже одного французского ветра.

            Однажды в полдень Роза вышла в поле и улеглась на траве, чтобы отдохнуть. Травы, сохшие от удушья, оживились, ощутив ее ласковое дыхание. Местные растения обожали Розу и любили пританцовывать от ее прикосновения. Сегодня был тихий и ясный день, и Роза, чуть покачиваясь, распростерлась по всему полю. Вдруг медленно подул Боря, слоняющийся от безделья. Ощутив еле заметное присутствие Розы, ему тут же захотелось взвихриться. В нем взыграла какая-то неведомая доселе энергия, и он высоко взметнулся, а затем, сделав мертвую петлю, рванул вниз. Травы взъерошились, Роза зацепилась за них и с трудом удержалась на месте. «Что за дерзкий парень», – подумала она, глядя на взволнованного Бориса. Они раньше не встречались, хотя кое-что слышали друг о друге.

            Боря, почувствовав внимание Розы, стал делать пируэты, прыжки и взлеты. Ему хотелось произвести впечатление, понравиться ей. Борис даже не догадывался, что в нем столько мощи, что он способен делать такие сложные вихри, одновременно сжиматься и расширяться, поднимать воду из реки и делать коктейли в воздухе. Роза, которая вначале с интересом наблюдала за Борисом, стала проявлять беспокойство. Очень быстро оно переросло в смятение, а затем и в панику. Роза хотела скрыться за деревьями, но от этого было мало толку. Вскоре она, поддавшись сильному порыву Бори, стала частью воздушного потока и начала вращаться в пространстве. Боре показалось, что Розе нравится танцевать с ним, кувыркаться и выть. Он начал устраивать встречные порывы, не думая, что ей, слабому ветру, сложно кружиться вместе с таким крепким парнем. Но все пошло по ветру. Встречный лобовой совсем испортил прическу Розы, а резкий боковой разорвал ее платье. Бедная Роза зарыдала. Услышав, как воют Боря и Роза, поднялись и другие ветры в округе. Взмыли западные, восточные, южные и северные ветры. Вокруг все наполнилось ветром. Люди, птицы и животные, гонимые ветром, что-то выкрикивали, куда-то безвозвратно исчезали. Ветры дули неистово и свалили множество деревьев, снесли крыши домов. Урожай в поле погиб, скот пал. Боря, усталый, но вполне счастливый, наконец, стих. Роза, еле держась в воздухе, переместилась за бугор с помощью попутного ветра.

            Но внезапно небо закрыли черные тучи, засверкали молнии, разразился гром. С моря приспел ураган Жак, который сам решил посмотреть, что происходит в этих краях. Не заметив ничего интересного, Жак не на шутку взбесился и также неожиданно повернул и исчез. После него, как и следовало ожидать, остались одни руины.

            Наступило безветрие, и редкой флоре, чудом оставшейся в живых, не от чего было шелохнуться. Даже смрад вяло повис в воздухе, не зная куда деваться. Судя по всему, Розе и Боре было уготовлено место в списке пропавших без вести. Но прошло немного времени, и поднялся свежий ветер. Это был Макс, новорожденный сын Розы и Бори. Как и большинство ветрищ нового поколения, он был акселератом, космополитом, любителем гамбургеров и информационных технологий. А главное, дул прагматично. Покрутившись немного и не увидев ничего интересного, Макс махнул рукой и со свистом полетел в сторону Запада.

            Большой ветер не дремал. Он медленно, но верно подул наперекор Максу.

            Ну, Макс, ату!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s