По законам терпения

© Алишер Файз

  ПО ЗАКОНАМ ТЕРПЕНИЯ

             Чайник тянул время, не желая закипать. Максимилиан Хо вдруг заметил на кухонном шкафу оди­нокую моль. Она была крупной и серо-зеленой, каких он раньше не видывал. «Убить или помило­вать?» – мелькнуло в голове. Вопрос ему понра­вился – он вдруг почувствовал собственную значи­мость, осознав, что от него зависит чужая жизнь.

            «Холеная моль. Небось, начальник какой или аристократка?» Максимилиан пригляделся к насе­комому. «А может, это главная моль, их король или королева?» Хо задумался, к чему может приве­сти гибель монаршей особы. «Конституционный кри­зис? Революция? Переворот? А есть ли наслед­ник?» Максимилиан почувствовал, что от него теперь зависит судьба не просто одной моли, но цело­го государства. Одно его движение – и вся исто­рия сделает вираж.

            «Бумбик. Имя твое Бумбик!» – решил Хо. Ему показалось, что оно соответствует виду и размеру экземпляра.

            «А что, если арестовать и посадить в клетку? Она ведь вторглась на чужую территорию без раз­решения. Может задумала террористический акт? Смертник-одиночка, камикадзе? В любом случае, в мире должен быть порядок. Есть, в конце кон­цов, международные правовые нормы!» Хо все более входил во вкус рассуждений государственного значения. «Наказать: оторвать крыло и раздавить антенну на голове, если у Бумбика таковая есть!» – пришла идея. «Но вдруг сюда ворвутся тысячи сородичей? Лучше уж сослать на каторгу».

Бумбик шевельнула крылышком и бросила не­понимающий взгляд на Максимилиана. Чайник был на грани, следовало немедленно принимать реше­ние. «Если оставить эту тварь на свободе, то неиз­бежно размножение. С каторги может улететь. Ос­тается ликвидация». Хо сделалось не по себе. Непросто решиться на убийство. Тем более, перед ним стояло, либо сидело, безоружное созданьице с боль­шущими глазами. «А красива, черт возьми!»

            Чайник вскипел. Максимилиан достал гусиное перо и чернильницу. «Вдруг Бумбик – это посланник или посол? Как-то солидно держится, да и внешний вид вполне дипломатический, респектабельный. Возможно она пришла с мирными намерениями, для ведения, так сказать, переговоров, а я собрался устранить ее». Немного задумавшись, Хо покачал головой и неторопливо, каллиграфичес­ким почерком записал в тетрадь: «В связи с неза­конным вторжением на кухню семейства Хо гигант­ской серо-зеленой моли по имени Бумбик объявля­ется смертный приговор. Подлежит исполнению в соответствии с законами штата Техас сразу после подписания настоящего вердикта». Роспись получи­лась длинной и витиеватой, и это понравилось Хо.       Кипяток остывал, чай до сих пор не был зава­рен. Максимилиан взял газету, свернул ее трубоч­кой и посмотрел на моль. Та безмятежно пребывала на прежнем месте, будто все, что происходило, ее не касалось. Максимилиан отложил газетную трубочку, вновь взялся за гусиное перо и добавил в свой текст: «Приговор окончательный и пересмотру не подлежит». Довольный собой, Хо жирно подчеркнул только что выведенную судьбоносную фразу и медленно потянулся за газетой.

            Удар и …промах. Моль переметнулась на сте­ну. «Ах, бумбик-пумбик, матата-юмбик, па-па-па, пу-пу!» – Максимилиан ритмично запел какую-то странную песню. «Сопротивление бессмысленно. Дуэль? Так и быть, ваше превосходительство!» Второй удар и снова – мимо! Моль начала кружиться по кухне. Хо бегал за ней с газетой в руке, время от времени сотрясая воздух. Бумбик неистово вращалась, Максимилиан, забыв про чай, крушил все подряд, но никак не попадал в цель.

            Наконец, моль, сделав мертвую петлю, опусти­лась вниз – прямо на приготовленный к завтраку яблочный пирог. В отличие от Максимилиана, она не выглядела уставшей. Хо мог всем пожертвовать на свете, но только не любимым пирогом. Он зата­ил дыхание и, не отрывая взгляда от вредителя, прошептал то ли заклинание, то ли молитву.

            Когда Неэ, жена Максимилиана, зашла на кух­ню, она увидела, что муж лежит на полу скорчив­шимся.

            – Что случилось? – закричала она.

            – Приговор приведен в исполнение, – еле по­шевелил Максимилиан посиневшими губами.

            – Опять электрический стул? – ужаснулась Неэ. 

            – Как положено, по законам штата Техас, – с трудом произнес Максимилиан, указав почернев­шим пальцем на электрическую розетку.

            Из розетки торчали провод и кончик крыла Бумбика. В этот момент из под кухонного шкафа вы­лезла еще одна крупная моль, а затем вторая, десятая…

Максимилиан растерянно посмотрел на жену, которая прятала дома химическое и бактериологи­ческое оружие. Неэ быстро оценила ситуацию и стре­мительно открыла кухонный шкаф, в котором хра­нила единственный комплект спецодежды. Армия насекомых наступала, и она не была намерена мед­лить с применением оружия массового поражения. Сотни молей и Максимилиан молча наблюдали, как Неэ быстро надела комбинезон, противогаз, резино­вые перчатки и сапоги.

            – Извините, это не по законам нашего штата, но вполне по законам терпения, – сказала она и потянулась за какой-то бутылью с зеленоватой жидкостью.

Максимилиан успел почувствовать приятный запах, напомнивший ему  аромат любимого яблочного пирога. А насекомые шли и шли, постепенно покрывая своими серо-коричневыми крылышками стены, потолок, пол, шкафы, стол, стулья и тело Максимилиана.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s