Финал

© Алишер Файз

  ФИНАЛ

             Джонатан Веэ обожал наблюдать по телевидению теннисные матчи, особенно турниры Большого шлема. Однако из-за чрезмерной занятости ему не всегда удавалось смотреть прямые репортажи. В подобных ситуациях он делал все возможное, чтобы увидеть повторы важных матчей, но при условии, если заранее не знал их результатов. В противном случае исчезала интрига, пропадало сладкое волнение за исход борьбы. Поэтому Джонатан не слушал новости, не читал газет и не разговаривал с кем-либо на спортивные темы. Но почему-то ему все-таки редко удавалось избегать теннисных новостей, поскольку все крупные финальные матчи становились заметными общественными событиями и информация, несмотря на все предосторожности Веэ, доходила до него. Так было и с недавними финальными матчами Ролан Гароса: Веэ не удалось посмотреть прямые репортажи с обоих финалов открытого чемпионата Франции в одиночных разрядах, однако, несмотря на все его усилия, к моменту повтора игр он, к своему великому сожалению, уже знал об результаты. Это случилось, когда Джонатан готовился смотреть запись женского финала: сын нечаянно включил телетекст со спортивными результатами. А об итоге мужской финальной игры Веэ неожиданно услышал в радиопередаче четвертого канала Би-би-си, посвященной садоводству. 

            Сегодня был завершающий день Уимблдона. Второй раз в своей сознательной жизни Веэ не удалось посмотреть прямые репортажи с финалов и женского, и мужского состязаний любимого турнира. В прошлом году помешала заграничная командировка в страну, куда не вели трансляцию. А вчера, когда проходил финал женского турнира, Джонатан весь день был занят. На работе держал уши закрытыми, но буквально за полчаса до повтора, когда он торопливо возвращался домой, один из двух проходивших мимо незнакомцев вдруг громко произнес имя победительницы и счет. Веэ так расстроился, что, придя домой, совершенно безосновательно нагрубил жене и детям.

            Сегодня днем состоялся мужской финал, но Джонатан опять по горло был занят на работе. Наученный вчерашним горьким опытом, он принял все меры предосторожности, чтобы случайно не узнать результат. С утра свел до минимума контакты с коллегами, особенно с теми, кто интересовался спортом, отключил радио и компьютер. Направляясь домой, он издали обходил попадавших ему навстречу людей, а если кто приближался, на всякий случай громко запевал. Джонатан шарахался даже от собак и кошек, опасаясь каким-то образом определить счет по их походке или морде. Напряжение нарастало.

            Тактика вполне увенчалась успехом: вечером Веэ сидел у телевизора и с волнением ожидал скорого начала повтора мужского финала Уимблдона. Чтобы абсолютно избежать случайностей, он попросил жену погулять вместе с детьми на улице или пойти к соседям. Домашние, хотя и без охоты, согласились выполнить его просьбу. Они хорошо знали, что в такие дни с Джонатаном лучше не спорить.

Веэ предусмотрительно отключил домашний и мобильный телефоны – мало ли что, вдруг кто-то позвонит и назло сообщит о результате игры?

            Жена и двенадцатилетний сын уже вышли на улицу. Но тут вбежала десятилетняя дочь попыталась что-то сказать, показывая на телевизор. Сердце Джонатана сжалось от нехорошего предчувствия. Он резко перебив ее, так громко продекламировал какой-то забытый им стишок, что ребенок в недоумении и испуге попятился. Да, не очень хорошо вышло, подумал Веэ. Но что поделаешь, ведь финал Уимблдона бывает раз в году!

            И вот матч начался. Веэ даже не верил удаче. В квартире он один. Все шло как нельзя лучше. А как замечательно играли теннисисты! Они второй год подряд встречались в финале, но прошлую игру Веэ не удалось посмотреть. 

Джонатану никто не мешал, но на душе было неспокойно, Веэ чувствовал, что долго так продолжаться не может: вот-вот каким-то образом он узнает о результате матча, и тогда все пропало.

Шел первый сет игры, Веэ, не выдержав, встал с места и вновь проверил, отключены ли телефоны. Все было в порядке, шторы опущены, входная дверь квартиры заперта. Джонатан проверил окна и форточки – никаких щелей. Где-то на кухне валялась газета, видимо старая. Но чтобы исключить вероятность того, что возможно напечатанная в ней крупным шрифтом информация о результате сегодняшнего матча попадется ему на глаза, Веэ осторожно подошел к газете и, держа ее под боковым углом зрения, поднял с пола и выбросил в мусорную корзину. 

            Первый сет матча заканчивался. Но Джонатану не сиделось на месте. Заметив, что шел второй сет, Веэ невольно начал играть с пультом управления. Ага – вот и телетекст, а вот и раздел тенниса, здесь же, о-ля-ля, размещены результаты Уимблдона! Джонатан крепко закрыл глаза. Потом открыл их, одновременно переведя телетекст на другую страницу. Затем он вновь и вновь стал повторять эти действия, рискуя, но одновременно и наслаждаясь тем, что так близко находится к узнаванию счета. Однако все же ему удавалось оставаться неосведомленным! Он вспомнил кадры из какого-то фильма, где молодые люди катались на автомобиле с завязанными глазами: можно было попасть в аварию и даже погибнуть, или же остаться живым и невредимым, пережив острейшие ощущения. Примерно такие же чувства испытывал теперь Джонатан.

            Вдруг телевизионный пульт перестал работать, и Веэ уже не смог продолжить свои манипуляции с телетекстом. На исходе был второй сет матча, но Джонатан как-то даже не запомнил счет. А с началом третьего он неожиданно включил мобильный телефон и позвонил одному из друзей, также большому любителю тенниса. Тот, оказывается, тоже смотрел финальный матч, но ни словом не обмолвился о результате. 

            Кому же еще позвонить? Ах, вспомнил, был один парень, законченный теннисный фанатик, рьяный коллекционер всякой статистики. Достав после долгих поисков старую записную книжку, Веэ нашел в ней домашний номер и позвонил ему. Тот удивился звонку, но когда разговор коснулся тенниса, он оживился и стал безудержно болтать. Джонатан осторожно подвел разговор к результату матча, но знакомый ушел от этой темы и, сославшись на идущий репортаж, попрощался.    

            Закончился третий сет. Веэ пошел на кухню, стал возиться с кофеваркой, хотя раньше этого никогда не делал. Ах, газета, да вон она, ну-ну, какие там новости? Нет, раздел спорта Джонатан не собирается смотреть, хотя, вот он, сам оказался открытым. Да, тут много написано о футболе, баскетболе и … теннисе, но нет результата мужского финала. А разве о сегодняшнем матче уже могли написать газеты? – опомнился Веэ. 

            Что-то кофе долго варится. Джонатан включил радио, как раз было время новостей. Говорили о проблемах Ближнего Востока, землетрясении то ли в Африке, то ли в Китае, катастрофе самолета или, вернее, морского танкера. Но ни слово о спорте.  

            Веэ позвонил на мобильный телефон жены, спросил, когда они придут домой, а в конце разговора неожиданно поинтересовался результатом мужского финала. Жена, сидевшая с детьми у соседей, удивилась, но ответила, что не знает. Джонатан чертыхнулся: ведь она, зная его увлечение теннисом, обычно была в курсе всех турнирных перипетий.

            В конце концов, сварив кофе, Веэ вновь стал смотреть телевизор. Шел увлекательный матч, оба финалиста вели ожесточенную борьбу, и трудно было предугадать, кто же из них победит. Телевизионные новости? – мелькнула мысль. Нет, уже опоздал. Веэ быстрыми шагами прошел в другую комнату, включил компьютер и зашел в Интернет, набрал адрес веб-страницы Уимблдонского турнира. Однако, к его огорчению, компьютер внезапным образом «повис». Безуспешно повозившись, Веэ вернулся в комнату, грузно опустился на диван и бросил взгляд на отчаянно сражающихся на корте теннисистов. Кажется, шел пятый, завершающий сет. Но Джонатан точно не знал.

            Когда жена с детьми вернулись домой, он лежал на диване, уныло уставившись на потолок. По телевизору шла церемония награждения победителя Уимблдона в мужском одиночном разряде. 

– Дорогой, расстраиваешься из-за поражения любимого игрока? Кто бы мог знать, что он проиграет в трех сетах!

            – Во-первых, он победил, во-вторых, был пяти-сетный матч, – вяло произнес Веэ.

            – Папа, я же пыталась объяснить тебе, что отложенный днем из-за дождя финал покажут по первому каналу! А по каналу, который ты обычно смотришь, демонстрировали повтор прошлогоднего финала, – сказала дочь и переключила телевизор на первый канал.

Джонатан увидел своего любимого теннисиста, поздравляющего соперника с победой.  

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s