Пересчет

© Алишер Файз

  ПЕРЕСЧЕТ

 Маргарита Зя любила считать деньги. Ее это успокаивало и возбуждало одновременно. Особое наслаждение приносили толстые пачки. В принципе, не имело значения, какие это были купюры – отечественные или иностранные, крупного или небольшого достоинства. Хотя нередко вспоминался ей случай, как довелось трижды пересчитать пачку стодолларовых банкнот, принадлежащих сводному брату. Ох, какое это было жгучее наслаждение! Оно длилось минут десять, кажется. Маргарита, позабыв обо всем на свете, унеслась в далекие небеса. 

Она и не помышляла стать кассиром где-нибудь в банке или другом учреждении. Работала учительницей и открыто не жаловалась на судьбу. Но считать и пересчитывать свои или чужие деньги была готова всегда и везде. Порой Зя считала деньги во сне, но, на удивление, это не всегда было таким уж приятным занятием. Однажды прилипли к рукам, и она никак не могла от них избавиться. Все крутилась, прыгала и встряхивала руки, пыталась срывать, но банкноты не сходили, и даже постепенно сращивались с кожей. Был и другой кошмарный сон: огромная масса бумажных денег встала к ней в очередь, чтобы Зя их пересчитала. Деньги уговаривали, увещевали, умоляли ее. «Посчитайте нас, ну, пожалуйста!» – кричали они в отчаянии. Маргарита долго сопротивлялась, хотя хорошо знала, что не сумеет устоять. Наконец, начала считать. Сначала ей это было приятно, но деньги шли и шли, и поток их не иссякал. «Меня, меня считайте», – лезли самые нахальные из них без очереди. Маргарите пришлось бежать и где-то прятаться от купюр, но они догоняли и окружали ее, лезли со всех сторон, заставляли считать, считать и пересчитывать.

Сегодня выдался день как день, в Лондоне стояла обычная майская погода. Воздух был свеж, дождь нет-нет да напоминал о себе, но неназойливо.

Школа, где работала Зя, была расположена недалеко от ее дома, и Маргарита, как обычно, пошла на работу пешком. Путь проходил через небольшой парк, где зеленело несколько скамеек. Проходя мимо одной из них, Маргарита вдруг заметила валяющуюся на земле, завернутую в целлофан пачку… денег. Сначала не поверила своим глазам – откуда в парке, в самом центре Лондона быть такому количеству наличных? Но, подойдя ближе и подняв пачку, убедилась, что деньги настоящие, а именно новехонькие стодолларовые банкноты. Толстая пачка сотен!

Было восемь тридцать утра, до урока полчаса, но до начала регистрации детей – десять минут. Позвать полицию, кликнуть прохожих? Может быть, отнести деньги в ближайший, ближайший… Так и не решила, ближайший что. Или домой? Или в школу? А потом спокойно дать объявление в газету? Или же вообще бросить их здесь и уйти? Рядом никого не наблюдалось, редкие прохожие мелькали вдали, и мысль Маргариты закрутилась с неслыханной ранее быстротой. 

Она стояла как вкопанная, уперев взор в загадочную пачку. Прошло, кажется, минут пять или семь, а может и больше. Два-три человека, прошедшие мимо, не обратили на нее внимания.

Сколько же там денег? Вот бы посчитать. Но как? Вон скамейка. Посчитать не означает присвоить. Хрусткие стодолларовые, она никогда еще не притрагивалась к новорожденным «баксам». Какое же это должно быть экстатическое ощущение! Посчитает, и все, оставит их, где лежали, или же отнесет в полицейский участок. Школа? Ничего, за всю карьеру она ни разу  не опоздала, и одно небольшое нарушение можно будет как-то объяснить. В этом году Зя была признана лучшим учителем математики в графстве Миддлесекс и руководство школы дорожило ею.

Маргарита села на скамейку, вынула пачку денег из целлофана и, оглянувшись, принялась считать. Это было просто неправдоподобным занятием, это было увлекательно, потрясающе, слаще швейцарского шоколада или даже Вивальди. Шелест денег заполнил душу Зя, как Allegro любимого композитора. Оказалось 276 стодолларовых банкнот, то есть 27600 американских долларов! Почти что ее годичная заработная плата.

Но почему 276? Может быть, она ошиблась? Нужно пересчитать, ведь это чужие деньги и ошибка недопустима. Ученики немножечко подождут. Какие они тоненькие, даже нежные, эти новые деньжата. А благовоние, благовоние-то какое! Смесь свежих фруктов, морского воздуха и французских духов.

Когда Маргарита дошла до 58, на площадке появилась молодая мать с ребенком. Мамаша с любопытством покосилась на женщину с пачкой денег в руках. Зя решила не отвлекаться и досчитать до конца, хотя удовольствие отчасти было порушено.

Между тем еще один человек, на этот раз пожилой мужчина, обратил свой скошенный взгляд на Зя, и даже остановился неподалеку. Маргарита, хотя и не сбилась со счета, стала несколько нервничать. 73, 74… но какое же все-таки это дивное ощущение, давненько она не испытывала ничего подобного. Будто куда-то исчезли все невзгоды, умчался гремящим трамваем недавний развод, уплыло одиночество, растаяли финансовые трудности… 113, 114… кажется, еще кто-то появился тут, нет, двое или трое, но отвлекаться нельзя, иначе придется заново пересчитывать… 155, 156… что ж они все уставились на нее… 188, 189…

Люди, собравшиеся на площадке, недоуменно переглядывались. 

«Может быть, иностранка, хотя не похожа», – подумал один из зевак.

«Надо бы в полицию сообщить, уж очень подозрительно иметь такую толстую пачку наличных денег», – мелькнуло у второго прохожего.

«Доллары, девственные! Мне бы столько, я бы их немедленно потратила», – размечталась еще одна свидетельница.

Вдруг мяч, пущенный игравшим неподалеку ребенком, ударился в плечо Маргариты. Это уж было слишком. Что за люди, совсем не следят за своими детьми в общественном месте! Так же можно сбиться со счета… 223, 224… Зя все же смогла сохранить ритмику счета, ровное дыхание и продолжила заветное дело.

На этот раз была собака. Ей, по-видимому, понравился запах свежих стодолларовых бумажек, и она стала настойчиво пробираться к деньгам своей длинной мордой. Маргарита любила животных, она даже была активистской общества защиты прав собак. Но поведение этого пса  было совсем безобразным, просто диким. Где же хозяин, куда он смотрит? У нас, ведь, права имеют не только собаки. Уйди… 258, 259… ну, уйди отсюда, пожалуйста… 265, 266…

Оставалось совсем немного, вот сейчас наступит кульминация, Маргарита закончит счет и, закрыв глаза на несколько мгновений, продлит удовольствие. Надо будет запомнить ощущение, это на всю жизнь.

– Прошу прощения, вам не кажется, что все это выглядит странным? – обратился к Зя старик в шляпе. Все вокруг оживились, ожидая реакции таинственной счетоводки.

Маргарите было не до старика, она совсем близка к окончанию такого захватывающего занятия! 276, 277… Но как же так? Прошлый раз 276, а сейчас вышло на одну купюру больше? Не может быть! Вот люди, хамы, все перепутали. Занялись бы своими делами! Маргарита, хотя и получила громадное наслаждение, все же была сильно расстроена.

Что же делать? Оставить здесь деньги и уйти, или все же отнести их в полицейский участок? Но нет! Как же она может это сделать, когда обнаружилась разница между двумя пересчетами?  Хотя и так хочется еще раз пересчитать эти дивные бумажки…

Маргарита дошла до 233, когда по зову одного из зевак подошел полицейский. При счете 247 появился и директор школы, где она работала. Предатели! Узнали и донесли, значит. Всего вокруг нее собралось человек 15. 

278! Ну что же это такое, опять не так? Маргарита была чрезвычайно расстроена новым несовпадением. Такого у нее в жизни не бывало. Но черт с ними, этими людьми, черт со школой! Доллары, такие свежие, тонкие, чувствительные, уязвимые, умоляли пересчитать их заново. И Зя хотелось то же самое. Разве можно отказать? 1, 2,… Уйдите, не трогайте меня… 28, 29… Полиция! Люди! Оставьте меня в покое… 65, 66… Ну что вы хотите от меня? Это мои деньги, нет, это не ваши деньги… 133, 134… Я не больная, мне не нужны врачи, не связывайте меня, я сейчас пойду в школу и буду учить детей, я лучший преподаватель математики в округе… 168, 169… Я требую адвоката, защиты своей чести, достоинства, свободы, прав… Руки прочь от меня…201… Не отдам, нет!.. 246, 247… Отпустите меня, не душите, мне трудно дышать…262… Я умираю, о боже, теряю сознание… прощайте… 278, 279… О, нет, опять не то, вновь несовпадение… Надо пересчитать, немедленно… 1, 2… ох, как это замечательно…

Днем в парке было безлюдно. Люди давно разошлись по своим делам. Но собака, беспокойно мотающаяся вокруг, что-то вынюхивала и, найдя две стодолларовые купюры, начала что-то вспоминать и… считать… 1, 2… нет, 2, 1… нет… 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s