Рассказ о чемпионате под присмотром

Будучи в Лондоне, я время от времени посещал фехтовальные клубы — хотя возраст уже солидный, но фехтовать все еще тянет. В клубе, куда чаще всего ходил, пригласили поучаствовать на чемпионате графства Мидлсекс по рапире. Чемпионат должен был состояться в воскресенье в спортивном зале какого-то RAF в пригороде Лондона. Я согласился и мне объяснили, как добраться до нужного места.

Доехал туда с трудом, но все-таки вовремя. Но увидев, где оказался, глазам своим не поверил: я стоял перед хорошо огражденной и охраняемой автоматчиками базой Royal Air Force — Королевских военно-воздушных сил. До этого момента я даже не задумывался, что могла означать аббревиатура RAF. Ну, что поделаешь, раз приехал — надо поучаствовать, решил я.

У ворот, где дежурили военные, у меня, естественно, попросили документы. Я решил предъявить свои британские временные водительские права. Дежурный куда-то пошел с моими правами, затем вернулся и попросил показать другие документы, удостоверяющие личность. Когда я показал их, заметил вокруг небольшой переполох: иностранец пришел на военную базу, все-таки. Позвали какого-то начальника, тот, с моими документами в руках, стал кому-то звонить. Подошли еще двое или трое и стали совещаться, закрывшись в одном из помещений пропускного пункта.

Соревнования должны были начаться в 10 утра. Ожидая уже полчаса, я потерял надежду, что меня пустят на территорию базы. Да и соревнования, наверное, уже начались. Но вдруг ко мне вышла девушка и объяснила, что получено разрешение на въезд моей машины на территорию базы, но лишь в сопровождении патрульного автомобиля. Кроме того, ко мне будет прикреплен человек, который постоянно должен находиться рядом. Я согласился и поехал по территории военной базы в сопровождении черного джипа.

Молодцы, я был благодарен за такой жест гостеприимства. Ведь могли и не пустить.

У входа в спортивный зал меня встретил человек в форме шпажиста, который, как я понял, должен был не спускать с меня глаз. Я до сих пор не знаю, имел ли он отношение к RAF, или был одним из участников соревнований шпажистов и его попросили выполнить эту миссию. Звали его, кажется, Брайан.

Мы дружески поздоровались, и он откровенно объяснил, что ни на минуту не будет отходить от меня и намерен следить за мной. Я, со своей стороны, не должен был ни выходить куда-либо самостоятельно, ни входить без разрешения в какие-либо комнаты. Даже в туалетное помещение я мог пойти лишь в сопровождении своего «надсмотрщика». После соревнований я должен доехать до ворот базы вслед за патрульной машиной. Мне ничего не оставалось, как согласиться с этими условиями.

Начались соревнования. Я выступал неплохо, начал выигрывать и проходить по этапам. Брайан тут как тут, глаз не спускал с меня. Но он и болел за меня, порой даже довольно эмоционально.

Когда я дошел до полуфинала, Брайан подошел и с виноватым видом обратился с просьбой… пойти с ним в туалет. Я сказал, что мне это ни к чему и пусть он идет туда сам.

– Ну пожалуйста, очень тебя прошу, — стал он умолять.

– Нет, я не могу, у меня скоро важный бой.

– Пойми же, мне срочно надо!

– Иди же, кто тебя держит? — возмутился я.

– Да не могу я уйти, оставив тебя без присмотра, — бедный Брайан переминался с ноги на ногу. — Я же должен постоянно быть рядом с тобой!

Я не знал, что делать. С одной стороны, это его проблема, и пусть сам решает ее. С другой — жалко парня.

Смотрю, у Брайана дела совсем плохи. Видно, приперло. Ну, нет, еще не хватало сопровождать кого-то в туалет!

– Извини, Брайан, но я не пойду с тобой. Пусть кто-то другой присмотрит за мной. Решай сам.

Парень совсем расстроился. Меня позвали на бой: полуфинал. Я вышел на дорожку, но боковым зрением слежу за Брайаном. Тот сел на скамью и закрыл лицо.

Начался бой, а из головы не выходил Брайан. Он сидел, то открывая, то закрывая лицо. Мне показалось, что он корчится. И совсем не болеет за меня.

В общем, тот бой я проиграл. И соперник был сильный, и отвлекался я из-за Брайана, да и поддержки, к которой привык, не хватало.

Пока я отцеплял электрический шнур, пил воду и приводил себя в порядок, — потерял Брайана из виду. Прошло несколько минут, прежде чем вспомнил о своем надсмотрщике. Интересно, где же он? А, вот, идет… со счастливым лицом.

Улыбаясь, Брайан утешил меня и пожелал победы в бою за третье место. В нем не чувствовалось напряжения, он был вполне расслаблен и явно находился в хорошем настроении. «Наверное, успел сходить», — мелькнуло в сознании.

Бой за третье место я выиграл. Думаю, и Брайан помог своей шумной поддержкой. Кроме всего прочего, в ходе поединка меня уже не беспокоило его состояние.

Когда меня награждали бронзовой медалью, Брайан хлопал громче всех. Но я заметил, как нервно кривилось его лицо, когда он провожал меня до машины. Как только машина тронулась с места, он — я увидел в боковом зеркале — тут же побежал обратно.

Си т у а ц и он н о е  о з а р е н и е: поддержка других — лучший способ поддержки себя.

Из книги: Алишер Файзуллаев. «Как держава с державой: политика межличностных отношений». М: Смысл, 2011, с. 131-133.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s